Ад — это другие люди

Как вы, наверное, знаете, недавно к игре о довакинах и криминальных ублюдках «Скайриму» вышло маленькое новое дополнение — Hearthfire, «Домашний очаг». Несмотря на, казалось бы, совершенно неподходящую для игры о драконах и супергероях тему, аддон очень хорош.

Да, это точно не Minecraft: добыча ресурсов для постройки своей маленькой хижины в лесу (варианты — избы в тундре, замка на болотах) устроена очень примитивно. Но, учитывая, что первоначально «Скайрим» — не экономический симулятор, я бы не стала требовать большего. Тем более что крафтинг выполнен достаточно органично (кроме, разве что, икеевской фурнитуры для мебели в «средневековом» «Скайриме»).

Но мне удалось найти в этом дополнении еще одну, темную сторону.

Мой персонаж в TES всегда был добрым, милым паладином, защищающим мирных жителей и старающимся найти самые «правильные» решения для квестов. Пройти мимо маленькой бедной сиротки и не помочь — недопустимо для паладинской чести. А вот, собственно, и сиротка — сидит под деревом в Вайтране и рассказывает прохожим свою печальную историю. «Давай я тебя удочерю», — говорит моя Паладинша, внешне больше похожая на ведьму, чем на гордую представительницу нордов. Ребенок не пугается, как можно было бы предположить, а радуется, и говорит, что сам доберется до моего дома. «Ну ладно», — думаем мы с Паладиншей.

Дом расположен в лесу, в довольно небезопасной части провинции. Волки — это самая меньшая напасть, подстерегающая путника по пути в Фолкрит. По дороге Паладинша убивает некроманта, чтобы очистить путь для «дочки».

И напрасно — «дочка» уже там, уже в доме. «Мама!» — резко взвизгивает ребенок. Паладинше становится страшно, хотя еще не совсем понятно, почему.

Хижина дяди Тома

Ночью, лежа в теплой постели, нордическая воительница держится за лук и думает о том, как ребенок в одиночку смог проделать этот небезопасный путь — мимо волков, бандитов и спригганов. Просыпаясь и все еще тяготясь мыслями о новой дочери, она обходит свои владения. Ребенок, попадающийся на глаза, ведет себя на грани «зловещей долины»: вот она сидит на пригорочке рядом с конюшней и следит глазами за Паладиншей. А вот — пытается раздавить рукоятью деревянного меча муравьев.

«Только я и она», — думает свежеиспеченная мать. Спускается ночь, ребенок заходит в дом, где точно так же бесцельно бродит по комнатам, словно маленький призрак по пустым залам драконьего храма.

…Паладинша стоит на утесе рядом с домом, глядя на дольмен внизу, рядом с которым все еще лежит труп некромансера. Оставить ребенка одного в доме посреди леса не велит паладинская честь. Оставаться с ребенком в доме не дает паладинский страх.

Тогда я малодушно загружаю ранний сейв, когда Паладинша все еще весело и беззаботно строит свой дом. Я снова строю его, воюю с драконами, убиваю оживших скелетов, зомби и медведей, по просьбе ярла вычищаю бандитские притоны. И каждый раз прохожу мимо ребенка под деревом, ускоряя шаг.

Я удочерю ее еще раз, но не раньше, чем выйду замуж. Пусть «дорогой супруг» мучается с маленьким дьяволенком. Дети — это, блядь, не для меня.

Реклама

Об авторе derprimus

В свободное время я занимаюсь каннибализмом и ритуальными расчленениями. Кроме вторников.
Запись опубликована в рубрике вскрытие с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Ад — это другие люди»

  1. Александр:

    А в реале дети есть?

Выдать комментарий на-гора:

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s