Only Lovers Left Alive

Вампиры с момента своего появления в литературе, а затем и в кино, воплощали в себе концентрированный образ врага общества (вспомним семитско-гомосексуальный образ графа Орлока из «Носферату»). Но если сотню лет назад это были изгои действительно несущие в себе угрозу, то в XXI веке они окончательно превратились в изгоев, к которым авторы пытаются пробудить сострадание. Не зрителю следует бояться их, скорее им — зрителя. Последний фильм Джармуша, которому предшествовал шведский «Впусти меня» — вершина этого тренда, скорее всего, лучше тему вампиров-изгоев уже никто не раскроет.

Нет ничего удивительного, что обычные люди для вампиров Джармуша — «зомби». Здесь есть прямая рифма с творчеством Ромеро, который противопоставлял умных, но индивидуалистических, эгоистичных и, в конце концов, подлых, людей орде тупых, но не враждующих друг с другом существ. Индивидуалисты Ромеро постепенно терпели поражение, и даже последний фильм трилогии о живых мертвецах давал разве что ложную надежду на то, что люди выживут.

Индивидуалисты Джармуша пусть и предпочитают видеться с себе подобными как можно реже и живут отшельниками, все-таки, как минимум, не враги своему роду. Более того, все мировое культурное наследие и большая часть научных достижений — заслуга именно этих изгоев, а не смертной биомассы, увлеченной самоуничтожением и своими минутными, по вампирскому счету, слабостями.

Как и в «Пределах контроля», Джармуш противопоставляет мир творчества и науки миру ложному, но если там  конфликт был выражен напрямую — через убийство персонажа Билла Мюррея, то конфликт между вампирами — паразитами, отдающими в итоге гораздо больше, чем забирают, и теми, кто одержим только материальной выгодой и наживой, — конфликт замороженный. Возможно, открыто он никогда и не проявится.

Очевидно одно — через пару десятков лет, то есть через мгновение по меркам вампиров, города на юге окажутся «в огне», а города, в которых есть вода, такие как Детройт, восстанут из праха. Мир ждет новый передел собственности и кардинальный пересмотр взглядов на жизнь. Выживут, в конце концов, те, кто может смотреть в завтрашний день (для вампиров это легко, ведь ничто в истории не ново), те, кто может позаботиться о себе и близких. Если вернуться на индивидуалистический уровень, то выживут любовники.

 

Об авторе nightingle

`Take some more tea,' the March Hare said to Alice, very earnestly. `I've had nothing yet,' Alice replied in an offended tone, `so I can't take more.' `You mean you can't take less,' said the Hatter: `it's very easy to take more than nothing.'
Запись опубликована в рубрике кино и книги. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Выдать комментарий на-гора:

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s