Безуспешность рефлексии. Fallout 4, Detroit: Become Human

Пришло время вскользь коснуться одной важной, но, на самом деле, всеобъемлющей темы. И тем меньше желания ее затрагивать, потому что под верхним слоем кроется настоящая бездна. Речь сегодня пойдет о такой и приятной западным медиа, и одновременно неприятной (в этом всем страшно признаться) тематике, как рабство. Раз за разом западная культура пытается пережевать и проглотить этот идейный конструкт, совершенно непонятный нашим людям.

Для нас с этим все просто. Казалось бы — роман «Убить пересмешника» уже давно написан и экранизирован, что еще можно здесь сказать? Однако для западных медиа (американских, прежде всего) тема рабства и освобождения из рабства — все равно что для нас тема Великой отечественной войны. Этот кладезь не оскудевает — кажется, что его и не заткнуть. Раз за разом он порождает посредственные игры и фильмы. Здесь надо передать привет Fallout 4, о котором до этого момента мне просто не хотелось ничего писать.

Честно говоря, в Fallout 4 достаточно уже основной сюжетной линии с синтами, которые хотят быть свободными, и злым Институтом, которому недостаточно проверенных рабочих лошадок — робото-людей старой формации — и он зачем-то производит усовершенствованных, которые, разумеется, выходят из-под контроля (Почему? А потому, что разум предполагает стремление к свобод. Так-то, невежды). Квинтэссенция всей этой нелепицы — группа леваков-террористов Railroad, которая «спасает» несчастных рабов, стирая их личности. Перед нами гениальная программа защиты свидетелей.

Удивительно, что в эту реку нырнула и французская Quantic Dream, подарившая нам нелепые, но по своему обаятельные Fahrenheit и Heavy rain. Вдвойне удивительно то, как парижане подошли к рабско-освободительной тематике (будем называть ее так). С пустыми коровьими глазами (Ерофеев неправ — эти пустые глаза они у каждого народа такие), которые не сморгнут, им все нипочем. С элегантностью заезженной пластинки, пережевывая в миллионный раз одно и то же. С совершенно соцреалистической (!) тошнотворной прямотой — андроиды (читай: пролетарии) в Detroit — все как один благородные и прекраснодушные, но забитые и несчастные создания, а люди (буржуазный класс) — за очень редким исключением негодяи, предатели и ублюдки.

Вполне возможно, что для французов здесь играет основную роль не рефлексия бывших рабовладельцев, постоянно отовсюду навязываемая, а другое. Банальный и старый вопрос. Можно ли считать чужака, который, допустим, молится на коврике и режет на улице барана, таким же человеком, есть ли у него вообще сознание?

Более того, никого не интересует вопрос о том, как и почему у андроидов появляется своя воля и собственное «Я». Этот вопрос просто отброшен. Предполагается, что для пролетарской массы обретение сознания и переход к революционной борьбе — это неизбежность, на которой и останавливаться не следует. Гораздо важнее картинка, архетип. В ней, если напрячь слух, слышна и баррикадная стрельба 1905-го, и марш на Вашингтон, и недавние события в американском Шарлотте. Но сделано это, повторим, с прямотой комиксов про майора Грома, о которых мы когда-то писали (там наоборот революционеры — ублюдочные предатели, а полицейские — благородные рыцари).

Конца этому потоку не видно. Он и не предполагается. До тех пор, пока угнетенный прав уже потому, что он угнетенный, бесправный непогрешим из-за своего бесправия, а обитатель социального дна просто не может быть плохим, нас ждут новые замечательные открытия, преподнесенные создателями игр с таким видом, будто это «Война и мир» или «Волшебная гора». Только потом вдруг окажется, что тема ни разу не закрыта, ведь мало кто может поверить в подобную ахинею. А люди, которые верят в сказки, зачастую очень плохо кончают. Вроде пары, устроившей велопробег по странам третьего мира, чтобы доказать, что зло — навязанный лживыми медиа конструкт. Напомню, что их переехали внедорожником, а затем добили ножами. Произошло это в Таджикистане, а ответственность взяло на себя Исламское государство.

Зло, разумеется, есть на свете. И зло — вовсе не непонятный Институт, который проводит нацистские опыты просто потому, что может и хочет. Зло очень часто выгодно и приносит прибыль, оно вполне рационально и вполне в человеческой природе. Это главный невыученный урок создателей подобных игр.

PS: Надежду, впрочем, дает то, что для кинематографистов уже начало что-то доходить. Один из злодеев тарантиновского «Джанго» — негр. В «Омерзительной восьмерке» ровно тот же актер (Сэмюэль Джексон), хотя и другой персонаж, оказывается примерно такой же мразью. И этот факт никак не мешает ему обличать расизм, размахивая письмом от Линкольна.

Об авторе nightingle

`Take some more tea,' the March Hare said to Alice, very earnestly. `I've had nothing yet,' Alice replied in an offended tone, `so I can't take more.' `You mean you can't take less,' said the Hatter: `it's very easy to take more than nothing.'
Запись опубликована в рубрике линч, наше мнение с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Выдать комментарий на-гора:

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s